Вы вошли как Гость Чтобы снять ограничения зарегистрируйтесь, или войдите под своим логином и паролем.
Футбол с точки зрения уголовного права

Пока все нижеописанное – лишь фантазия автора, но если громкий     прецедент получит продолжение, то футбол в его нынешнем видел фактически перестанет существовать. Да, собственно, как и любой другой силовой вид спорта.

Внимание – прецедент!

События эти уже описаны неоднократно, да многие могли их наблюдать воочию, поэтому повторим лишь вкратце. В матче лидера российского чемпионата и команды, занимающей 6-е место, произошел неприятный инцидент. Форвард «Спартака» Веллитон травмировал голкипера ЦСКА Акинфеева. Оставим в стороне вопрос, было ли это умышленное столкновение или чисто игровой эпизод – пусть с этим разбираются футбольные специалисты. Гораздо интереснее продолжение. Гендиректор ЦСКА Бабаев, шокированный травмой основного голкипера (будем откровенны – в преддверии ЛЧ и борьбы за чемпионство для армейцев это фактически роковая потеря) назвал Веллитона «конченым подонком» и сказал, что «ему стоит оглядываться, передвигаясь по улицам». В ответ эпатажный гендиректор «Спартака» Карпин, ничтоже сумняшеся, накатал на него заявление в прокуратуру, требуя наказать Романа Бабаева за «призывы к насилию».
Именно этот эпизод нас интересует. Ведь раньше никогда самые конфликтные ситуации, сложившиеся на футбольном поле или в кулуарах, не решались с привлечением правоохранительных органов. Травмировал соперника – получи дисквалификацию. Устроил драку – пропусти матчей этак 5. Сломал дверь в судейскую – получи порицание от комитета по этике! Вряд ли кто возьмется оспорить эту аксиому (разумеется, речь идет не о болельщиках, а именно спортсменах и спортивных функционерах) – футбол представлял собой этакий закрытый саморегулирующийся мирок, который не нуждался в помощи со стороны. Даже тяжелейшие травмы футболистов, иногда приводящие к смерти (вспомним, например, несчастного Сергея Перхуна, первого голкипера в России, погибшего от травмы на футбольном поле), не рассматривались с точки зрения уголовного права. Не говоря уже о каких-то проступках, попадающих под административную ответственность (мат, недостойной поведение и т.д.). И слова, сказанные тренерами, функционерами или футболистами в запале матча, сгоряча, никогда не рассматривали сквозь призму «уголовки».
Валерий Георгиевич Карпин, подавая заявление в прокуратуру на гендиректора ЦСКА, создает очень опасный прецедент, который может оказаться палкой о двух концах. И вот, почему.

На нары обоих!


Если подходить к происходящему на поле с точки зрения чисто уголовного права, то фактически все спортсмены и сотрудники команды подлежат ответственности. Где – уголовной, где административной. Не верите? Возьмем все то же пресловутое московское дерби и рассмотрим – даже не все – а только один эпизод! – под «микроскопом».
Итак, темнокожий легионер «Спартака» Веллитон наносит тяжелую травму Игорю Акинфееву. В случае, если форвард сделал это неумышленно, в действие вступает ч.1 ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровья по неосторожности». Почему именно «тяжкий вред» – желающие могут ознакомиться с соответствующими медицинскими критериями). Если брать по максимуму – наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев. Но это если наш «герой» действовал неумышленно. А если у судьи сложится мнение, что все произошло вовсе не по неосторожности, а игрок «Спартака» действовал с умыслом? Тогда в дело вступает куда более тяжкая ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). А оно, «повлекшее за собой…значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть» наказывается лишением свободы на срок до восьми лет. В общем, если подходить крайне скрупулезно, как того требует Валерий Георгиевич Карпин, Веллитона на нары мы уже отправили.
Что дальше? Игорь Акинфеев, лежа на носилках, выражался крайне нецензурно. В общественном, между прочим месте (кто скажет, что стадион – место не общественное?). Это дает возможность применить к нему ст. 20.1 КоаП («мелкое хулиганство») – карается наложением штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток. Но этого мало! Многим помнится фраза, брошенная покалеченным голкипером своему обидчику: «Я с тобой, уродом черном**м, в раздевалке разберусь». Когда Игорь произносил данные слова, он еще не знал о том, что у него тяжелая травма. Значит, угроза с его стороны была реальной? Вполне! А это ч.1 ст. 119 УК РФ («угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»). Берем, опять же, по максимуму: наказывается… «ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет». А опытный юрист, наверное, сможет доказать, что Игорь подпадает под часть вторую этой же статьи («то же деяние, совершенное по мотивам… идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти»). Ведь прозвучало слово «черно****й»? А значит, данное деяние «наказывается лишением свободы на срок до пяти лет».
В общем, если в дело по максимуму вмешалась прокуратура, отправили обоих футболистов на нары. Мы молодцы?

Мухи – отдельно, котлеты – отдельно.

Что мы имеем в сухом остатке? Эпатажная выходка Валерия Карпина (это лишь эпатаж – потому что любому коню… простите, ежу понятно, что Бабаева к уголовной ответственности не привлекут: в его словах нет состава преступления) может – хотя такой вариант развития событий крайне маловероятен – иметь жуткие последствия. Повредил защитник нападающему ногу, даже в чисто игровом моменте, прошу на разбор в прокуратуру. Удалили вратарю после игрового же столкновения селезенку – милости просим игрока соперника в тюрьму. Назвал один игрок другого нехорошим словом – получи «хулиганку». А если, например, Денисов назовет Веллитона обезьяной? Это уже вообще разжигание межнациональной розни. Марш на нары. Внимание, вопрос – что останется от футбола? Зрелище для любителей балета и литературных вечеров? Футбольные и околофутбольные конфликты, травмы и даже драки – это часть шоу, коим несомненно является спорт. Почему, Валерий Георгиевич, ФК «Зенит» не написал заявление в прокуратуру, когда ваш помощник исподтишка ударил Игоря Симутенкова в ходе знаменитой стычки с Денисовым? Почему никто, просматривая ваше же «замечательное» видео со встречи с болельщиками ФК «Спартак» (помните – «Валера, иди сюда, б*****») не накатал на вас жалобу за матерщину в общественном месте, а также за оскорбление? Почему, наконец, помощник Гвардиолы не привлек к ответственности Моуриньо за попытку выдавить ему глаз?
Если убрать из спорта и происходящего вокруг него все негативные, некрасивые моменты, те, что идут вразрез этическим нормам, это уже будет не футбол, а выхолощенное, рафинированное убожество. Подавая заявление в прокуратуру, Валерий Георгиевич, видимо, позабыл, что это палка о двух концах. И, с точки зрения чистой уголовщины, и он, и его футболисты (как и других команд, разумеется) в любую секунду могут оказаться под Дамокловым мечом правосудия.

Просмотров: 268 | Добавил: Анфимыч | Дата: 23.10.2017 Газета фс

Всего комментариев: 1
06.09.2011, 11:13
Сообщение #1
Пудель как только не изголяется дабы приковать к себе внимание. Вот только самого главного он не понимает... от него не эпатажа ждут, а постановки командной игры Спартака. Меня вот забавляет как грамотно Федун с Валерой разваливают некогда народную команду. Как говорится, Бог в помощь! =) Что касается сути статьи и дальнейшего развития ситуации, то как правильно было подмечено, не то что коню или ежу... даже зачинщику-поросю понятно, что в принятии заявления будет отказано. Так что можем спать спокойно, не будет прецедента. nosvin
0   Спам
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Авторизация
Логин:
Пароль:
Меню сайта
Мини-чат
Наш опрос

Как Вы оцениваете проведение МКЧ-5?
Всего ответов: 55